Игорь Николаев (red_atomic_tank) wrote,
Игорь Николаев
red_atomic_tank

Category:

Дети Гамельна

Обезьяна Господа
ч.2


Если три недели назад в Челяковицы явилась одна паскудная морда, то теперь таких пожаловал едва ли не десяток. Четверо выделялись особо. Один был высок и худ, словно скелет. Он казался очень старым – сухая пергаментная кожа со стариковскими пятнами, тонкие пальцы с крупными узлами суставов, редкие седые волосы. Но в движениях сквозила какая-то совсем не старческая сила и точность. Словно юнец натянул личину почтенного старца. Но главное – глаза «старика»... Зеленые глаза у мужчин вообще крайне редки, а когда они к тому же чисты и ясны, словно у юнца, то и последнему дурачку понятно, что тут точно не обошлось без дьявольской ворожбы.
Худой и странный старик определенно был главарем компании. За ним неотступно следовал рыжий верзила, похожий на кобольда, растянутого вширь до размеров тролля-недомерка. Рыжий постоянно крутил головой на короткой шее, будто к чему-то прислушиваясь, метя на все стороны света огненной бородищей. А на его плече сидел здоровенный ворон, топорща жесткие угольно-черные перья, словно василиск чешую.
Третий участник компании словно сошел с гравюр Дюрера, которых в этом богом забытом месте все равно никто никогда не видел. Настоящий наемник-ландскнехт. Можно сказать дистиллированный, словно только что из перегонной трубки алхимика, создавшего идеальный образец “ландскнехтус вульгарис”. Молодой, длинноусый, нахальный, в живописных одеждах, среди которых в равных пропорциях чередовалось страшное рванье и дорогая материя с золотым шитьем. В глазах алчный блеск, а оружия хватит на целую роту, только не очень большую. Наемник отзывался на “Гюнтера “ или «Швальбе», и чуть что, грозно бросал ладонь на рукоять длинного кавалерийского палаша.
Если означенная троица удивляла или просто пугала, то четвертый спутник выделялся как раз своей обыденностью. Не сказать, чтобы старый или юный, - скорее, средних лет монах с тщательно выбритой тонзурой, намечающимся брюшком под рясой и умильным добродушием в глазах.
Четверку сопровождала свита в шесть или семь человек, весьма бандитского вида. После несособразностей главарей - глаз буквально отдыхал на обычных разбойничьих рожах. Посмотрев на это дело, сельский попик собрался, было, окропить всю компанию святой водой и прочесть “Отче наш”, но передумал и спрятался в церквушке, откуда больше носа не казал.
Старосте повезло меньше, ему пришлось давать полный отчет касательно прежнего визитера, показывать сбереженную поклажу - два ящика-сундука, и божиться, что местные к исчезновению пришельца совершенно не причастны. Седой молча слушал, сверля рассказчика неприятным тяжелым взглядом. Рыжий не слушал вообще, поглаживая нахохлившуюся птицу, что твой языческий бог Один. Наемник “Швальбе” напускал на себя очень грозный вид, а монах, которого звали Йожином (имя, более сходное с прозвищем), мягко, но настойчиво выпытывал всевозможные подробности.
Когда допрос закончился, староста счел за лучшее, вообще освободить свой домишко, прихватив родню и движимое имущество, оставив недвижимое в полное распоряжение нагрянувшей банды. Сопровождающие остались снаружи, тут же разложив костерок, и начав разделывать поросенка старосты. Мелкий свин перестал быть имуществом движимым после того, как неудачно попал под копыта. Четверка старших же, собралась в главной комнате и держала военный совет.
Несмотря на разгар теплого и очень солнечного дня, в узкое оконце, затянутое мутным и грязным бычьим пузырем, проникала лишь малая толика света. Трое сидели вокруг кривого стола, кое-как сколоченного деревянными гвоздями, и вели неспешный, но очень неприятный разговор. Рыжий присел в сторонке, с видом предельного отвращения к обсуждаемым вопросам.

- Итак, свершим разбор полетов, - деловито предложил ландскнехт, положив ладони на темную столешницу.
- Что совершим? - полюбопытствовал зеленоглазый старец. Голос у него был неприятный, скрежещущий, словно каждое слово, вылетающее из горла, по пути наталкивалось на невидимый напильник.
- Да был у меня знакомый мастеровой, замки для пистолетов делал, - пояснил Швальбе. - Все пытался летательную машину смастерить, как какой-то давний флорентиец, не то Ванчи, не то Вончи... Как очередной крылатый уродец ломался, так говорил, дескать, “проведем разбор полетов”.
- Еретические измышления я вижу здесь, - медовым голосом сообщил отец Йожин. - Если бы Господь хотел, чтобы люди летали, Он дал бы им крылья. А мастерить летальные машины - идти супротив Его воли.
- А-а-а... - стушевался Швальбе.
- Может быть, к делу перейдем? - предложил седой.
Йожин красноречиво приподнял бровь, выражая недоумение.
- Гарольд, я понимаю ваше нетерпение... - начал было монах, но седой прервал его.
- Мы прячемся от неприятной правды за пустыми словами, - решительно проговорил Гарольд, в полутьме комнаты его глаза светились отраженным светом, как у волка.
- Это да, - согласился после секундного раздумья монах. Пожевал пухлыми губами и предложил с неожиданной серьезностью:
- Хорошо. Обощим. Проведем... - он покосился в сторону дисциплинированно молчащего Швальбе. - Проведем, так сказать, разбор полетов...
- Это определенно был он, мой талантливый и непутевый ученик, - сказала Гарольд. - По описанию, сие именно он. И здесь снаряжение, которое он … позаимствовал.
- Украл, - вставил, не утерпев, Швальбе. И тут же замолчал, наткнувшись на укоризненный взгляд Йожина.
- В последние годы наш орден переживает не лучшие времена, - отчеканил седой. глядя подчеркнуто мимо ландскнехта. - В некогда славные ряды принимают всякий сброд, который привык резать сарацин и совершенно не приемлет подлинной орденской дисциплины...
- Хватит, - устало сказал монах, звучно хлопнув пухлыми ладонями, в голосе добродушного служителя церкви отчетливо прорезалась стальная нотка. - Все, господа охотники, довольно препирательств, я слышу их всю дорогу. Почтенный собрат...
Монах склонил голову в сторону надменного Гарольда.
- Почтенный собрат, я понимаю вашу скорбь и обиду, они обоснованы. Но сейчас речь не о том. А ты...
Йожин взглянул на Швальбе, уже без всякого почтения и малодушной укоризны.
- А ты, паскудник, сиди тихо, как мышь под веником, и слушай слова умных людей. Пока уши не отрезали.
- Да ладно, я то чего... - пробормотал солдат.
- Итого, что мы имеем, - продолжил Йожин. - Ученик почтенного мастера Гарольда проявлял весьма обширные таланты к познанию наук убийственных, но вот дисциплины ему и в самом деле не хватало. Славы сорванцу хотелось, понимаешь ли... Поэтому, прознав, что в здешних краях творится нехорошее, он позаимствовал снаряжение мастера Гарольда и отправился на подвиг славный. И здесь, судя по всему, сгинул с концами.
- Он мертв, - с холодным спокойствием уточнил мастер. - Три недели... Он точно мертв.
- Оружие и остальные предметы не тронуты, - вставил Швальбе, с некоторой опаской покосившись на монаха. - Значит, к бою не готовился... Я так думаю.
- Это так, - согласился мастер Гарольд. - Надо думать, из его пустой аристократической головы не выветрились мои уроки, и сначала он отправился на разведку, днем. Сразу искомое не нашел, или засомневался в найденном, поэтому повторил поход дважды. И в конце концов что-то его убило.
- Боже, Ты видишь нашу скорбь из-за того, что внезапная смерть унесла из жизни нашего брата, - вымолвил отец Йожин, крестясь. - Яви Своё безграничное милосердие и прими его в Свою славу. Через Христа, Господа нашего. Аминь.
Монах вновь перекрестился, его примеру последовали Гарольд и Швальбе.
- Днем, - деловито уточнил Йожин.
- Днем, - повторил Гарольд.
- Дальше то что делать? - спросил монах. - Чтобы уработать брата Ордена, девенатора, пусть и недоучку, да еще днем...
- Нечисть или вампир, - так же деловито ответил седой.
- А вампир не есть нечисть? - по прежнему с большой осторожностью уточнил Швальбе.
Гарольд красноречиво взглянул на Йожина, в его взоре отчетливо читалось молчаливое и скорбное осуждение. Монах протяжно взддохул и развел руками.
- Что поделать, приходится работать с теми, кто под рукой, - с малой толикой вины ответил Йожин. - Молод еще, необразован... - и пояснил, обращаясь уже к ландскнехту. - Злобные порождения тьмы делятся на нежить и нечисть. Нечисть суть создания тварные и телесные, как оборотень, скажем. Нежить не тварна и плотью, подобной материальным созданиям, не обладает. Нежить страшнее, но до захода ее не встретишь. Девенатор ушел днем и не взял ни особого оружия, ни панцирь, ни иной амуниции, только шпагу и кинжалы. То есть ночевать в лесу не собирался. Поэтому погиб он тоже днем, и убило его то, чему солнце не помеха, то есть нечисть. Или вампир, поскольку кровосос живет меж двух миров и объединяет в себе качества как телесного, так и призрачного, потустороннего. Многие упыри не боятся солнца. И ты, бестолочь, все это знал бы, если бы внимательно слушал мои наставления!
- А человек не мог? - предположил Швальбе, пропустив мимо ушей справедливый упрек наставника. - Или зверь какой заел... Кругом леса, и не те, что богатеи в кадках высаживают на потеху.
- Мог, - ответил за Йожина седой мастер. - И человек, и зверь. Но это надо было так постараться... В голове у него ветер гулял, но оружием владел отменно. Так что пока стоит придерживаться изначальной мысли. Девенатор ушел на охоту за порождением тьмы и не вернулся. Поэтому пока не узнаем обратного, будем считать, что это самое порождение его и прикончило.
- Согласен, - проговорил Йожин. - Что дальше?
- Дальше... - мастер Гарольд сложил длинные сухие пальцы, чуть склонил голову и наморщил высокий лоб. - Дальше мы будем делать то, что делали всегда. Закончим столь неудачно начатое. Но на этот раз правильно, как должно. И начнем с того, что мэтр Крау продемонстрирует свои таланты.
Рыжий бородач, прежде не проявлявший ни малейшего интереса к разговору, поднял голову и вновь погладил ворона, который так и восседал на плече хозяина.
- Отчего бы не продемонстрировать, - пробасил он. - Если святой отец не возражает. А то еще на костер, чего доброго, потащит...
- Черт с вами, - скрежетнул зубами Йожин в ответ на грубоватую шутку. - Делайте, что нужно и сделаем вид, что это дрессировочные фокусы, а не богопротивная волшба.
Tags: Дети Гамельна
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments

Recent Posts from This Journal