Игорь Николаев (red_atomic_tank) wrote,
Игорь Николаев
red_atomic_tank

Categories:

ЭпидОтряд - поехали!

Часть I
Рота технического обслуживания


Глава 1

- Принимайте.
Ольга подтянула выше край шарфа, до самого носа. Несмотря на подбитую каким-то мехом долгополую куртку, холодный ветер прокусывал, казалось, до самых костей. Что немудрено - Ольга всегда была худенькой, и скудный паек не способствовал образованию жировой прослойки. Кажется, в этой поганой вселенной человеческая жизнь стоит шиш да маленько, а питаются все исключительно тюремным пайком. Ну, в самом деле, где бы и чем бы ее здесь ни кормили, еда неизменно вызывала прочные ассоциации с баландой. И давали хавчик неизменно в железных мисках с инвентарными номерами на два-три десятка цифр.
- Роспись здесь.
- Знаю.
Ольга потянула ниже уши вязаной шапки. Бритая почти налысо голова постоянно мерзла, вялые, тоскливые мысли едва шевелились, как снулые рыбы в застывающем аквариуме. «Принимающая» сторона, здоровенная тетка, строго посмотрела на худенькую девчонку. Ольга молча воззрилась на тетку, гадая, кто бы это мог быть и почему она расписывается в каких-то ведомостях за новоприбывшую. И куда вообще ее, Ольгу, закинула судьба. На тюремном корабле заключенную не удосужились просветить относительно дальнейшей судьбы, а также проигнорировали робкие вопросы.
Пейзаж вокруг расстилался унылый, индустриальный, до странности похожий на обычную степь зимой. Много песка, скованного льдом, много бетона, слепые короба зданий, разбросанные без всякого порядка. Или, во всяком случае, кажущегося порядка. Трубы, источавшие в темное небо черные и белые дымы. Линии электропередач или нечто сильно на таковые похожее - металлические фермы и пучки проводов, сильно провисающие. Если немного постараться, можно убедить себя, что вокруг честная русская степь. Надо лишь не думать, что в большинстве зданий ни единого окна, решетчатые фермы раза в два выше нормальных, а вместо автомобилей громыхают монструозные конструкции, смахивающие на паровые трактора с прицепами. А еще не нужно смотреть на летающий череп с тремя птичьими лапками, что завис над головой передающей стороны.
- Ну, все, - мрачно, без всякого энтузиазма сказал аколит, измерив Ольгу критическим взглядом, будто проверяя, достойна ли она вырваться из-под его опеки.
Девушка молча поежилась, чувствуя, как снова болит плечо и ребра на правом боку. Знакомство с мудаком в серой робе началось с того, что тот крепко ее поколотил за недостаточно усердное чтение молитв. Ольга с удовольствием плюнула бы ему в кашу или дала исподтишка по голове обрезком трубы, но девушка уже поняла, что к вопросам религии здесь отношение... специфическое. Обвинят в этой их ереси - и все закончится плохо. Пришлось глотать унижение и зубрить молитвы.
- Принимайте, - скривил рожу робоносец, и череп завозюкал по листу перышком, видимо фиксируя акт передачи.
На злобной роже аколита ясно читалось «теперь она ваша забота»
- Принимаю, - прогудела тетка, без всякого почтения отдав аколиту папку с подписанными документами. Папка была очень старой, золотой орел на верхней крышке почти стерся, растеряв солидность, превратился в смазанное пятно. Козел в робе передал папку черепу, который подхватил ношу третьей железной лапкой и ощутимо просел, стараясь удержать тяжесть. Моторчик в желто-белой башке зажужжал, как разозленный шмель, красные линзы часто заморгали, щелкая скрытыми механизмами.
- Император защитит, - козел сложил руки на груди, перекрестив большие пальцы, с постной набожностью уставился в серое небо.
- Воистину защитит! - тетка повторила его жест, но с куда большей искренностью.
- Защитит… - прошептала Ольга, следуя общему примеру. К счастью в этот раз она не запуталась и сказала правильное слово на местном языке, не путая с русским.
В небе никакого Императора не обнаружилось. Там с низким гулом пролетела некая хрень, оставляя за собой явно антиэкологичную полосу угольно-черного выхлопа. Мигала холодным светом большая звезда, неподвижно зависшая прямо над головами. Наверное, спутник или какое-то орбитальное сооружение.
Совершив обязательный ритуал, мужик не прощаясь и не удостаивая спутниц лишним словом, пошел обратно, к летающему аппарату, похожему на фантастический самолет, презирающий аэродинамику. Во всяком случае, Ольга так и не поняла, как можно летать с такими короткими, толстыми крылышками. Судя по грому и стуку, что производило в полете это ведро с запчастями, оно тоже не понимало и перемещалось исключительно божьей милостью.
Ольга тяжело вздохнула, поправила брезентовую лямку на плече. Вместе с одеждой девушке выдали перед посадкой вещмешок-баул, литров так на сто, но скарб послушницы сиротливо болтался где-то на дне торбы, не изнуряя тяжестью. Какое-то стремное будущее, подумалось ей. Это не история о торжестве прогресса, а повесть о великой стройке коммунизма. Во всяком случае, одежда, выданная каптенармусом на корабле с решетками, злой охраной и постоянными молитвами, могла сразу и без перешивки сниматься в любом фильме об ужасах GULAG и принудительного труда.
- Олла, - неприветливо сказала тетка, глядя на девушку с тем же кислым выражением лица, что и мужик.
- Ольга, - машинально поправила та и съежилась, сообразив, что снова сболтнула лишнее.
- В сопроводиловке сказано «Олла», - строго вымолвила бабища. - Значит Олла. Порядок прежде всего.
Тетка вызывала ассоциации скорее с культуристкой на пенсии. Мощная, кубическая, зверски сильная даже на беглый взгляд. И одета куда лучше Ольги, в какой-то стеганый комбез с капюшоном. Там, где анатомически полагалось быть талии, могучее пузо обтягивал брезентовый пояс с множеством инструментальных кармашков. На левом плече краснела фосфоресцирующая блямба с каким-то символом, кажется буквы «S», «K» и еще что-то.
Самолет завыл, заскрежетал, словно в его крутящуюся утробу кинули ведро гаек. И взлетел, хотя это и казалось невозможным. Ольга проводила взглядом короткокрылое угробище, подавила машинальное желание облегченно перекреститься, вместо этого на всякий случай сотворила аквилу, едва не уронив баул с плеча. Посмотрела на культуристку, ожидая инструкций.
- Пошли, - неприветливо указала тетка.
Ольга проследила за рукой в толстой перчатке. Сосисковидные персты указывали на трактор, стоявший буквально посреди мерзло-песчаной степи. Машина дымила и светила единственной фарой-прожектором.
- Как прикажете, - вздохнула Ольга, снова поправив баул.
От бетонированной посадочной площадки до трактора казалось недалеко, но пешком, да еще в больших не по размеру ботах, которые болтались на ногах как вериги - путь вышел изрядным. Внутри машины было тесно, неудобно, зверски воняло химией и бензином, который здесь называли «прометий». Но, по крайней мере, двигатель наполнял кабину живительным теплом, настолько, что девушка даже сняла шапку. Сняла варежки с обрезанными пальцами и растерла озябшие ладони. На обстриженных под корень ногтях не осталось ни крошки лака, кожа растрескалась, покрылась заусенцами.
«Ручки, мои ручки…»
- Звать меня будешь Берта, - сказала тетка, проводя сложные манипуляции с тремя рычагами и пятью маховиками. - Наставник Берта.
Машина страшно заскрипела и тронулась. Судя по тому, как трясло чудо-автомобиль, слово «амортизация» в далеком светлом будущем забыли напрочь. Любая кочка под высокими колесами передавала болезненный толчок прямо в зад пассажиру.
- Да, наставник...
- За глаза наши мудаки зовут меня Большой Бертой или БоБе. За глаза, потому что за это могу и зубы повышибать.
- Я поняла, наставник. Не буду следовать их позорному примеру.
Берта с подозрением скосила глаза на Ольгу, но девушка добросовестно отогревалась, и на лице у нее застыло блаженство котенка, посаженного на теплую печь.
- Пятьсот шестьдесят седьмая рота технического обслуживания. Браслет потом получишь. Запомни. Пять, шесть, семь.
- Да, запомнила.
- Ты младший послушник. Будешь в моей машине, подносчик баллона. Там поглядим. Работа несложная, ответственная. На сначала три дня подготовки. Освоишь снаряжение.
- Как прикажете, - согласилась Ольга. – Буду. Освою.
Берта снова поглядела на послушницу. Глаза у бой-бабы оказались неожиданно красивыми, с очень чистыми белками, почти без кровеносных сосудиков и контрастно яркими радужками. Глаза эльфа на лице орчихи.
- Ты вообще понимаешь, куда попала? - неожиданно спросила орчиха Берта.
- Нет, - честно призналась Ольга. - Меня сюда направили с тюремного корабля.
- Тюремного? – не поняла тетка. – Ты смотри, не ляпни такое на людях.
Она фыркнула с презрительным негодованием.
- Чего выдумала, дура малорослая, монахов тюремщиками звать.
Девушка потерла пальцы, которые все не хотели отогреваться и казались деревянными.
- Извините, наставница. Я еще плохо разбираюсь в местных обычаях. Они сказали, я должна искупить грехи, - Ольга помолчала и осмелилась добавить потихоньку. - Но у меня не было грехов.
- Так ты не доброволец? - казалось, Берта очень удивилась.
- Нет.
- И не штрафник?
- Нет. Я ничего не сделала, - Ольга подышала на пальцы, чтобы погреть их дополнительно. Легкий парок рассеялся по дребезжащей кабине.
- Совсем охренели, - возмутилась Берта, крутя большое колесо, обмотанное кожаным шнуром. - Скоро к нам детей будут отправлять, - она помолчала и со злостью добавила, скорее себе, чем собеседнице. - Вот скажу все коменданту, вместе жалобу напишем. Надо твое дело поглядеть.
Ольга угрелась, свернулась в клубок внутри куртки, натянула варежки обратно. Хотелось прикрыть глаза и задремать. Трактор бодро катил вперед, подпрыгивая на кочках, время от времени по кабине скользил свет фар встречных машин. С левого борта образовалось нечто, похожее на целый лес газовых факелов, очень высоких, чуть ли не на километр. С правого потянулась насыпь, совсем как железнодорожная, со щебенкой и семафорами. Хотя машина и гремела немилосердно, сам двигатель при этом гудел существенно тише обычного ДВС. Над трактором пролетел диковинный вертолет, скользнул слишком быстро, чтобы Ольга рассмотрела детали.
- Орочье дерьмо, - выругалась Берта, непонятно зачем и почему.
- А мы куда едем? - осмелилась спросить послушница.
- Пятьсот шестьдесят седьмая рота технического обслуживания, - медленно, чуть ли не по слогам, как слабоумной, пояснила бабища. – Радиальная-двенадцать.
- А там есть дадут? - тихонько пискнула Ольга.
- Жрать хочешь? - прогудела Берта.
- Ага.
- Будет, - с неожиданным добродушием сообщила тетка. - В ЭпидОтряде сорок тысяч способов подохнуть, но голодом не морят.
- А оно так и должно быть? - опасливо спросила девушка, показывая на замигавшую на приборной доске пиктограмму. Панель управления трактором отличалась строгим минимализмом, и красный символ шестерни выделялся особенно зловеще.
- Нет, - досадливо шевельнула могучим плечом культуристка. - Дух машины недоволен. Как приедем, «шестеренка» будет его ублажать и умиротворять.
Берта махнула правой рукой, словно пыталась изобразить половинку аквилы и пробормотала скороговоркой что-то непонятное. Судя по всему, загадочная «шестеренка» наставнице не нравилась. Ну вот, подумала девушка, только все показалось нормальным - и вот тебе, чтобы не расслаблялась. Нельзя забывать, они здесь все сумасшедшие, все как один. Не то слово скажешь - и привет.
Время тянулось неспешно, в кабине отсутствовали часы, за бортом установились неизменные сумерки. Ольге казалось, что трясучее путешествие длилось минут двадцать, но с тем же успехом оно могло занять и пару часов.
- Почти приехали, - сообщила Берта, лихо крутя широкое колесо.
Ольга приподнялась выше, поерзала на кресле, чья обивка прохудилась до такой степени, что превратилась в символ, идею обивки на стальном каркасе. Впереди возвышалась громада строения, разительно отличавшегося от стандартных и безликих коробок. Постройка напоминала ангар в виде половины разрезанной вдоль бочки. Над «бочкой» возвышалось несколько решетчатых башен, объединенных в один комплекс большими связками проводов и кабелей. Пучки параболических и решетчатых антенн торчали на все стороны света, некоторые вращались с разной скоростью. Всю конструкцию окаймляли красные огоньки, предупреждающие от столкновения с летательными аппаратами. Учитывая высоту сооружения, предосторожность казалась уместной.
Вокруг ангара разбегалась сложная система бетонированных полос, не дороги, а скорее «трассы», путепроводы. Когда трактор выбрался на одну такую и застучал колесами по старым плитам, Ольга заметила многочисленные выщерблены на бетонообразной поверхности. Тут явно гоняли тяжелую гусеничную технику. Сквозь тонкие стены кабины донесся протяжный механический вопль - сработала жуткая сирена. От замогильного воя дребезжали зубы и хотелось забиться в очень глубокую нору. Сирена прогудела еще раз и наступила тишина - после жестяного вопля обычный фоновый шум казался далеким и несущественным.
- Успели, - с удовлетворением заметила Берта. - Но придется поспешить. Держись.
Ольга плохо ее расслышала, в голове и ушах все еще звенело от сигнала. Поэтому когда трактор рванул вперед, как пришпоренный, скача по стыкам плит, девушка едва не прикусила язык. Ее трясло и мотало как лягушку в мяче, до горечи, подступившей к горлу.
- Приехали.
Ольга вывалилась из кабины, плохо соображая и всеми силами стараясь не блевать. Приложив немало сил, удержалась на ногах, почти не шатаясь. Пустой желудок завязывался хитрыми узлами, желчь по ощущениям булькала где-то под языком.
- Привезла, - сухо отчиталась перед кем-то Берта. Или не отчиталась, а сообщила, просто сухо и недружелюбно.
- Слабоват нынче послушник пошел, - сказала густым басом размытая тень, на пару голов ниже наставницы, но столь же широкая в плечах.
Ольга сглотнула, распрямилась, опираясь плечом о разогретый борт машины. Трактор остановился почти у самых ворот ангара, каждая створка метров двадцать в высоту, а то и больше. Внутри что-то гудело и свистело, как громадный паровоз. Вокруг постройки суетилось с пару десятков людей, может немного больше. Все они производили впечатление работяг, крайне занятых очень важным делом. Мимо катилось нечто, похожее на погрузчик с высоко задранными «когтями». Высоко поднимая ноги, как солдат на параде, прошагал «сервитор», несущий в большой корзине из сваренных полос металла всякую мелочь - бензиновую канистру, обрывки проводов и так далее. Местные упарывались по могильной крипоте и даже роботов заделывали под зомби.
- Уши закрой, - посоветовала тень.
Пока Ольга думала, что бы это могло значить, сирена завыла снова. Теперь, поближе к источнику и без преграды в виде кабины, звук бил физически, долбил по ушам и всему телу словно акустический молоток.
- Да, слаб нынче послушник, - повторила тень.
Проморгавшись, Ольга сообразила, что это на самом деле среднерослый и очень широкий в плечах мужчина с налысо бритой головой. Кажется, холод мужику был нипочем. Вместо привычных уже курток-бушлатов и комбезов он был одет в какую-то рясу, причем с натянутой прямо поверх нее кольчугой без рукавов. Кольца матово блестели в свете прожекторов и казались пластмассовыми. Вместо пояса у мужика имелась цепь, на которой болтался череп и толстенная книга с металлическими застежками.
- С ней все странно, - коротко сказала Берта. - Надо будет разобраться.
- Разберемся, - ответил похожий на монаха собеседник. - Ничто не случается без воли Императора и всякое действие направляет нас по пути, что Он отмерил каждому.
- Император защитит, - набожно вымолвила Берта, складывая руки в привычном жесте.
Ольга лишь судорожно глотнула, с трудом побеждая приступ тошноты. Тоже попробовала изобразить «аквилу», но с учетом ее состояния получилась скорее пародия на умирающего лебедя.
- Сейчас отправляемся.
Монах посмотрел на Ольгу сверху вниз, сверкнул неожиданно доброжелательными глазками, почти незаметными меж толстых заслонок черепашьих век.
- Добро пожаловать, дитя, на борт.
- На... Борт...- выдохнула непонимающе девушка, пока свист и шум нарастали.
А затем онемела, когда постоялец ангара, наконец, стал выползать из пристанища.
- Мобильная рота номер пятьсот шестьдесят семь двенадцатого батальона второго полка дорожно-ремонтных работ и технического обслуживания. Самоходный центр санитарно-эпидемической очистки «Радиальный-12».
- Господи, я ничего не поняла, - прошептала Ольга, уставившись расширенными глазами на выползающий из ангара чудовищный бронепоезд.
Огромная механическая змея была составлена из вагонов десятиметровой высоты или около того. На глазок Ольга прикинула, что не меньше пяти человеческих ростов. Вагоны чередовались попарно - сначала шел «куб», похожий на что-то жилое, двухуровневое, по крайней мере в нем были редкие окна и обычные двери со спускаемыми трапами. Затем глухая жестянка без единого окошка, зато с широченными панелями, которые, по-видимому, исполняли задачу грузовых ворот и аппарелей. Таких пар в составе насчитывалось пять или шесть. Замыкала длинную гусеницу орудийная платформа с пакетами реактивных снарядов, поставленных вертикально. Головной вагон, он же, очевидно, «паровоз», злобно светился узкой прорезью остекления рубки, сбрасывал пар через клапаны у самых рельс и гудел.
Ольга перевела дух, вытерла мокрое от пота лицо рукавом. Из паровозной кабины вытянулся вверх длинный телескопический флагшток. На нем развернулось широкое знамя красного цвета, расписанное белыми символами, из-за темноты девушка не могла разобрать их. Заиграла музыка, какой-то марш с преобладанием духовых и литавр. Ритмичное завывание далеко разносилось в холодном воздухе, над головой мертво подмигивали звезды, настоящие и рукотворные. Происходящее до ужаса напоминало репетицию съемок фильм о буднях Гражданской войны - бронепоезд отходит, красное знамя реет, играет марш, только ни души на перроне.
- А революционный комиссар с револьвером полагается? - спросила она.
«Дура, дура, дура! Мало тебе было?! Придержи язык!»
- Ты че, какой комиссар? - искренне удивилась Берта. - Мы не в Гвардии, нам комиссар не положен. Я тебя сама расстреляю, если понадобится. Быстро на борт!
- Но... как? - Ольга беспомощно посмотрела на движущуюся махину.
- На ходу, как еще! Иди за мной, делай как я!
- Во славу Его и нашего доброго покровителя святого Кларенса! - провозгласил монах. - Теперь ты с нами, доблестная сестра СанЭпидОтряда Коммунистов, - и добавил, уже тоном ниже, деловито и быстро. - Поспешай, дитя, не то останешься за бортом, а это будет считаться дезертирством.

Продолжения смотреть на
https://author.today/work/67857
https://litmarket.ru/books/epidotryad
http://samlib.ru/n/nikolaew_i_i/whenitsready.shtml

Tags: wh40k, Крип, ЭпидОтряд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →