Игорь Николаев (red_atomic_tank) wrote,
Игорь Николаев
red_atomic_tank

Categories:

ну, поехали!

А по традиции - мюзик, который с 12 года меня вдохновляет, поскольку OST к Хуманской Ливорюции я считаю лучшим из когда-либо написанных игровых саундтреков:



Синдикат

«Основное кредо гангстера, как, впрочем, и любого другого представителя криминального мира, заключается в том, что все принадлежит человеку
только до тех пор, пока он может это удержать. И тот, кто это у него отнимет,
не сделает ничего дурного, а просто докажет свою сообразительность
»
Герберт Осбери «Банды Нью-Йорка»

«В этом мире нет другой свободы, кроме свободы силы и богатства»
т/с «Devil's Whore»

Часть I
Тактическое зрение

Зрение комбинационное (тактическое) - умение увидеть таящиеся
в позиции возможности, получить преимущество с помощью тех или иных жертв

Глава 1


«Социализм - есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, только обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией»
Владимир Ленин, октябрь 1917 года

Плакат был очень старый, кажется чуть ли не из восьмидесятых, может быть даже ровесник Третьей Мировой. Рисунок давно выцвел до состояния размытого пятна, однако буквы держались стойко, неся мудрость вождя мирового пролетариата сквозь время и социально-экономические формации.
Пока результат противоестественной связи «Жигулей» и «Ниссана» под названием «Аргунь» выруливал из подземного гаража, взгляд Ки скользнул по артефакту прошлого. И девушка подумала – отчего плакат все еще здесь? Казалось, прямоугольник древней бумаги хранит некая высшая сила. Быть может, все так привыкли видеть его, что и не замечают уже. Возможно, мелихи коалиции не трогали плакат, считая его неким талисманом.
А может быть...
Ки зажмурилась, чувствуя ровную, исчезающе слабую дрожь мотора. «Аргунь» под управлением автоводителя ехал медленно, рулевое колесо на одной спице вращалось будто само по себе. Сквозь обод мерцали зеленоватые строчки цифр на калейдоскопе экранов. Автомобиль двинулся по спиралевидному выезду из подземного гаража. По левому борту осталась эффектная «инсталляция» в виде пучка традиционных петель виселицы из ультрамариновых светодиодов. Они были прицеплены к вентиляционной трубе, символизируя кару за нарушение верности. Одному из руководителей показалась забавной идея встречать гостей базы-кильдюма такой вот композицией. Снять ее поначалу забывали, а потом к связке привыкли, как и к ленинской мудрости.
Так вот, о плакате. А может быть старая агитка видна только ей, девушке по прозвищу Ки?..
Она мотнула головой, словно вытряхивая из ушей бесполезные, вредные мысли. Ночь и так обещала тяжелую работу, скорее всего вплоть до самого рассвета. Нет нужды делать все сложнее.
Бес, как и полагалось, ждал у ворот кильдюма. На нижние уровни телохрана и водилу не пускали, потому что хоть и доверенный, а все же наемник со стороны, не принят по укладу в ряды почтенной коалиции с членским билетом и книжечкой взносов. Как обычно – нанятый боец был какой-то бесформенный в полувоенной одежде и туфлях без шнурков, на молнии. Как обычно - немногословный, собранный, одновременно безликий и выразительный. Таких людей не замечают на улице, взгляд скользит по ним, как рыболовный крючок по стеклу. Но если присмотреться, индивидуальные черты проступают, как острые камни в прибое.
Бес молча открыл дверь, взгляд единственного зрачка прошелся по салону как прицельный луч. Ки пробрало неприятным ощущением, как будто телохран действительно просканировал ее хитрым никелем и увидел девушку изнутри, целиком, от крошечной пломбы в коренном зубе до вживленного алкореактора, позволявшего печени не отстегнуться после возлияний с клиентами.
- Кицунэ, - произнес одноглазый вместо приветствия, усаживаясь в кресло водителя.
- Да, - лаконично отозвалась она.
- По маршруту, - Бес не спросил, а констатировал.
- Да.
Как всегда. Слова одни и те же, мягкие, невыразительные, без тени эмоций. Привычные движения - ремень застегнуть, навигатор включить, автоводитель выключить, оружие под приборной доской проверить. Бес работал на коалицию «Затон» меньше полугода, но девушке уже казалось, что они знакомы, по крайней мере, лет пять, может и больше.
Только неясно, хорошо это или нет. Временами Бес казался обыденным, даже уютным, а иногда наоборот, вгонял в оторопь. Хотя одного не отнять - с ним безопасно. Как «японка» и гейша с хорошим стажем, Кристина по прозвищу Кицунэ повидала многих телохранов, от рядового бычья до неплохо никелированных «сталеваров». Многих... Но только с Бесом она всегда чувствовала себя как за непрошибаемой стеной. Что странно, если подумать здраво и учесть, что наемная «торпеда» - одноглазый калека. А вот, поди ж ты...
Ворота поднялись, открывая выезд из коробки укрепленного форпоста кооператива «Затон». Сторожевой автоматик на гусеничной платформе, купленный по уценке с милицейского склада, зажег зеленые огоньки, сигнализируя, что путь открыт, опустил пулемет с хорошо заметной блямбой разрешительной печати.
- Пристегнись, - сказал Бес. Не попросил, а констатировал, что нужно сделать прямо сейчас.
Ки со вздохом застегнула металлическую пряжку, стараясь не помять тщательно сформированную складку на платье, очень творческой (и соответственно дорогой) фантазии, объединившей мотивы классического кимоно и европейского платья времен Ренессанса. Бес аккуратно вырулил на дорогу, вращая колесо одной рукой. Протезированную он держал чуть на отлете, используя лишь по необходимости, когда нельзя было сразу воспользоваться «живой» конечностью. Привычка, выдававшая долгое и «дефективное» пользование хромом не гостовской, «черной» сборки, без абонемента на обслуживание и гарантии. Хозяин привык на уровне рефлексов беречь ресурс механики и заряд батареи.
За кормой автомобиля осталась пятиэтажка «затоновской» штаб-квартиры, новостройка, которую будто собрали на одном фундаменте из двух разных половинок. По правую руку от серединной линии - строгие офисные этажи, по левую - закрытые ярусы переменной длины, торчащие один над другим зубцами, как перевернутый на бок «тетрис». Правая часть неярко желтела одинаковыми рядами безликих окон, левая сияла прозрачными галереями, на которые проецировалась реклама кооператива.
Ки прикрыла глаза, оберегая их от светового удара - ночной Хабаровск это, конечно, не Московско-Ленинградская агломерация и не Бомбейский гигаполис, но и отстает не намного. Неон, реклама, голограммы, указатели, все перемешивалось в безумную палитру миллиона цветов, которые буквально жгли сетчатку.
Бес аккуратно обогнал трицикл с кабиной в виде призмы. Затем автобус низкой посадки, с корпусом двойной горбатости, а также прозрачными стенами из стеклопластмассы. Третьим стал громадный трехосник, собранный из двух кубов примерно одинакового размера, один - несуразно большая кабина без окон с полосками фотоэлементов и мозаичных камер, другой - что-то вроде контейнера высшей защиты. Машина вызывающе демонстрировала презрение к аэродинамике и гордость за отечественное моторостроение. Судя по эмблемам - Госбанк, ну понятно, эти денег не считают. Кроме того, из дикой американщины пришла мода выносить банковские машины с использованием армейского вооружения и бурильных агрегатов, так что демонстративная прочность была к месту.
От банковского тяжеловоза исходила такая вибрация, что чувствовалась даже в уютном салоне «Аргуни». Хорошо, что звукоизоляция на высшем уровне. Ки надула губы, вспомнив, что она хотела поставить в машину экраны с видеофильтрацией вместо стекол, однако именно Бес не позволил. Причем даже затенение установить не дал. Дескать, небезопасно, ведь чтобы вовремя отреагировать при нападении, нужен постоянный и неискаженный обзор.
Нападение... кому нужна машина с «японкой», да еще под защитой уважаемого кооператива? Тем более, придурок все равно одноглазый! Куда ему в боевку то... Тьфу, «бисенен» недоделанный.
- Включи радио.
Она хотела вернуть ему шпильку и приказать, но голос дрогнул, и получилось недостойно-просительно. Бес молча щелкнул рычажком. Естественно, обычное радио никого не интересовало, и по салону разнесся громкий - на грани визгливой истерики - голос Проныры Бля.
- Что, топики! Бродяги, бычки, мои любимые цефалы! Отбросы корпоративной жизни, объедки чужой халявы!!! Время новостей и щас тут должна бы выступить милая девчушка с напомаженной мордой, в которой - в морде, то есть - железа больше чем у меня гривенников в кошельке, а поверьте, мелочи там хватает, другой то башмалы нет, откуда у меня безнал, жадные твари?!
Все это невидимый оратор выдал на одном выдохе, с немыслимо выразительной экспрессией. «Проныра Бля» был и человеком, и нелегальным каналом новостей в едином лице. Спасаясь от радиоконтроля, он (а может быть они) записывал бессистемные выпуски, полные откровенного безумия вперемешку с действительно интересными сообщениями, а затем на любительских частотах гнал через радиомодем сжатую «шифру». Соответственно, чтобы ее раскодировать, требовался ключ дешифровки. А для этого, в свою очередь, нужно было знать «графов», шмыгло, мелких барыжников, толкающих палево. Все это было, разумеется, наказуемо по всей строгости закона, так что Проныру слушал весь Восток Союза, а в последнее время переводы транслировались и на Японию.
- Так вот, девицы у меня тут нет... Бля, да у меня даже кофе нет, потому что вы жадные ущербы, которые жмут копеечки на ключики! Так что будете слушать меня. Хы! Да как будто у вас есть выбор. Слышь, ты, вот ты, морда у приемника! Прижался ухом к динамику, ссышься, что донесут и вохра тебе прищемит все, от хера до электронной чекушки на пальце?! А чего ж ты меня слушаешь, мудацкая твоя харя? Да потому что только старый мудрый дядюшка Бля тебе расскажет, что почем в этой помойке! Вот, например, ты знаешь, что «бессмертный танкер» попал в какой-то блудняк? Точно знаешь, об сем трещит любой «круг» и всякая новостня, от гонзагамов до бегунков!
Машина выехала на многополоску, стала одной светящейся каплей в огненной реке автомобильных огней. Бес как обычно вел «Аргунь» без спешки, основательно и безопасно. Ки посмотрела на потолочный инфограф, убедилась, что успевают вовремя, даже с запасом. Телохран чуть прибавил громкость, едва-едва. Кажется, его новая история Проныры заинтересовала. Ки тоже навострила уши, в ней проснулась выпускница биофака.
«Бессмертный танкер» попал в блудняк... Интересно! «ЕВО.Ко» были пионерами выноса биотехнологических исследований за границы национальных государств, в зоны экстерриториальности. Не сказать, чтобы государственная бюрократия как то особенным образом тормозила тяжкую поступь науки, однако всегда удобнее, когда над тобой вообще никого нет. Большой корабль, вооруженная до зубов охрана и миллионы квадратных миль пустоты, через которые не перепрыгнут ни закон, ни мораль, зато с легкостью пересекают банковские транзакции. Любые исследования, любые идеи - все допустимо и реализуемо, был бы коммерчески оправданный результат. Сейчас уже больше десятка плавучих лабораторий от «ЕВО» крейсировали по мировому океану, годами не заходя в порты. А самый большой корабль, флагман треста, все привыкли называть «бессмертным», потому что именно там якобы решали вопросы практического долгожительства.
- Но ты не знаешь! - орал Проныра. - Что «бессмертный» это ни разу не танкер, а плавучая рыбоконсерва типа «Восток», охренительно здоровенная дура, на ней штатный экипаж был под тыщу человек, потому что советская родина любила рыбку! Было ж время, не то, что сейчас, когда все наворачивают хитин и нефть с дрожжами...
В салоне шумно зачавкало, кажется Бля что-то пил, не отрываясь от микрофона.
- Цикорий, - выдохнул Проныра, с душой рыгнув. - Падлы, ненавижу цикорий! Но приходится пить, потому что ты, вот именно ты, жадная тварь, не заплатил мне за ключик, а слушаешь ломаную графом запись! Не делай так больше! Вот я давлюсь поганым эрзацем, а все ради вас, цефальные козлы! Ладно, так о чем бишь мы?.. А! Мы о том, что синдикато интернасьонале поимел какие-то большие проблемы на своем плавучем комбайне, где убийцы в белых халатах перекручивали людей на фарш и гнали из него хитрую фармакологию! Чтобы старые и богатенькие импотенты драли симпатичных телочек, жрали аргентинские стейки и пили, мать его, настоящий кофе, на который мне денег не хватит даже чтоб понюхать! Так что же там случилось? Что скрывают «евы» и почему их рейтинги на товарных биржах и акции у буржуев полетели вниз как хер миллиардера без волшебной таблеточки из человечины?
Бес качнул головой, странно, будто судорога дернула шейные мускулы. Дерганый жест показался механическим неживым, словно хром водителя пробило паразитным импульсом. А может быть, водителя впечатлила передача... Ки даже чуть склонилась набок, желая разглядеть лицо водителя в зеркале заднего обзора. Нет, бесполезно, какая-то сумрачная маска, скрытая в тенях, подсвеченная бликами от светового безумия за бортом.
- Все просто, девочки и мальчики, его к хренам собачьим торпедировали! И это, я вам говорю, честно и благородно, как то, что нет хуже твари чем мытарь-мильтон, «Байка» - гнилая водопойня, а «Три К» завышены по цене не менее чем в десять раз. Кстати, последний факт приводит нас к мысли, что антимонопольщики сосут жопу трестам, не забыв помазать губы гигиенической помадой и согреть ради большего комфорта! Но об этом в следующий раз. Так вот, евовская скотовозка получила не меньше двух торпед, а потом ее обхерачили самолеты-автоматики подводного запуска. Так что «евы» в той самой жопе, которую им полируют наши спасители и заступники, стражи народных интересов, родная советская бюрократия! И американская тоже. Да и вообще любая, потому что все они, мать их, куплены давно и на корню! Слава советскому рублю, излюбленной валюте черного рынка и «красной дороги»!
Ки осторожно подправила макияж, пользуясь голографическим зеркалом. Бес притормозил на светофоре. Неподалеку как по мановению волшебной палочки нарисовалось мелкое шмыгло, раскинуло классическим жестом полы длинной куртки, демонстрируя контрафакт с паленым «гостом». Поняло, что здесь не обломится и отвяло, вернувшись к окучиванию честных советских пешеходов.
- Сейчас это угробище потихоньку идет ко дну, потому что торпеда ни разу не айсберг, а сразу две торпеды это ж обоссаться и не жить! Так что «бессмертного» разделало почище «Титаника», я вам отвечаю, поклялся бы здоровьем матушки, но старушка давно уж померла, не выдержала нищеты и убожества, куда скатился ее любимый сынуля. И «евы» в жопе, повторю еще раз, поскольку на дно ушли миллиарды, и в чистом железе, и в интеллектуальной собственности. Так о чем вся эта херня говорит нам?..
Проныра сделал драматическую паузу. Бес повернул руль, сворачивая на прямую улицу. Ки машинально провела руками по груди, оглаживая дорогую ткань, поправила живописные складки. Сегодняшний клиент расположился в новопостроенном ВэЖэКа, он же «Высотный Жилищный Комплекс», на одном из верхних этажей, куда вели отдельные лифты-платформы на внешних стенах. Автомобиль (разумеется, после тщательной проверки) поднимется буквально в апартаменты, так что «японка» должна будет сразу выпорхнуть из салона воздушной, к поцелуям зовущей.
Откуда цитата? Нет, не вспомнить сейчас.
- О том, жадные чудилы, что на все это пошла чертова прорва башмалы! Кто-то не застремался купить или нанять подлодку, перестроить ее под запуск мини-самолетов и пришить заячьи уши «потрошилам», великим и ужасным. Тут прокладка уровня цэрэушников или чекистов. Про них как раз давно уже прогоны шли, что перцы скупили несколько бэушных субмарин. И пахнет это все войной синдикатов!
Проныра сделал паузу, громко выдохнул, прочистил горло, перхая как туберкулезник со стажем. А когда продолжил, голос его показался неожиданно ровным, без обычного надрыва, почти как у обычного радиоведущего.
- И я вам скажу, мои тупые уроды, нравственные лишенцы, которых я терпеть не могу, потому что вы жадная сволочь, но все равно люблю как родных... Я вам скажу, что все это звиздец как страшно. Да, страшно, и хоть вы меня не видите, но поверьте на слово, я сначала надел коричневые штаны, а затем подумал и снял их вообще, натянув подгузники, потому что хоть штаны старые и обдристанные еще по ходу Войны Дзайбацу, а все равно жалко. Так почему же моя жопа мироточит шоколадом, и это отнюдь не «Аленка»? Я вам скажу! Потому что мы все привыкли жить в тени повседневного насилия, привыкли, что есть в нем какая-то звероватая, ущербная, но справедливость. Хочешь много безнала в коммерции? Рискуй. Синдикаты все время кого-то друг у друга мочат, устраивают налеты на центры и лабы, тырят секреты. Это нормально.
Лифтовая платформа бесшумно возносила автомобиль на вершину без малого полукилометра. Мимо прошла «летадла», быстро, с набором высоты. Крылья были сложены, на крайних точках летательного аппарата мигали красные и синие огоньки. Силуэт машины был незнаком, что-то интересное, кажется модульное и с комбинированной ходовой, так чтобы агрегат мог идти на пропеллере и реактивной тяге, по необходимости. Рисковая игрушка. Но красивая.
- Да какого черта! - снова возопил Бля. - Это не просто нормально, это даже хорошо! Миллионы обычных людей, вот таких же морально шарахнутых негодяев как вы, живут сладко и сытно, потому что время от времени очередной «шахматист», «коммэрс» или еще какой элитник взлетает прямиком к боженьке с пластидом в жопе! Какая связь, спросите вы жестокие, полоумные ущербы? Отвечу - прямая, даже прямейшая! Ведь ради организации такой экспресс-доставки элитного жареного мясца работает огромная индустрия, которая слюнявит рубликов вам, вот тебе, скотина, лично! Ты же работаешь на производстве в «Арес», «Азтех», «СовОборонЭкспорт», «Тульский оружейный», не так ли? А если не ты сам, так родня уж точно вляпалась. А если бог пронес, то признайся, выкидыш олигополистической экономики, прикупил себе оружейных облигаций? Прикупил, не морщись, лживая скотина, старого дядюшку Бля не надуть соломинкой!
Бес вытащил из наплечной кобуры пистолет, положил в объемистый бардачок. Добавил туда же пластмассовый «лафет», превращавший пистолет в пистолет-пулемет или карабин с откидывающимся прикладом. Фоном надрывался Проныра с луженой, наверняка протезированной глоткой.
- Все это разгоняет экономику! Технологии агрессивного арбитража и защиты от него - самая быстрорастущая отрасль! Кризис перепроизводства, говорите? Маркс, пошел нахер, твое место на свалке истории! А если кто из обывателей и попадает под замес, ну что ж, не фартануло бедолаге! Можно утешить себя тем, что мировой кризис обошелся бы куда дороже. Да что там кризис, автомобили давят людей в десятки раз больше чем убивают агенты трестов, и что, все дружно ссутся в штаны, оказавшись на перекрестке?! Да нет, конечно!
Лифт остановился. Сверху открывался сказочный вид на Хабаровско-Владивостокскую агломерацию, одну из четырех крупнейших на планете. Обычно Ки любила бросить напоследок взгляд, полюбоваться многоцветной красотой гигаполиса. Но не сейчас. Этим вечером «японка» чувствовала себя уставшей, опустошенной, словно авансом, еще до начала утомительной «смены». Ничего не хотелось, совсем ничего.
- Только вот теперь, чувачки-мудачки, похоже на то, что в этой обширной летописи дерьма и крови перевернулась новая страница. Тут уже нихера не «агрессивный арбитраж», тут война синдикатов напирает во все поля. И не та «война» на которую с придыханием строчат манерные девочки и педерастические хари в дуроскопе! Это война без дураков, с нормальной армейской техникой. И как думаете, хватит у «потрошил» тямы и дури вломить обратку с таким же пионерским задором? Я вот думаю, эти черти не зассут, потому что гуманисты и добряки интернациональный синдикат не мастрячат. А знаете, что на хорошей, нормальной войне бывает?.. Я вам скажу, инфантильные уроды, причем скажу как, не побоюсь этого слова, квалифицированный специалист! Я ж камеру первый раз в руки взял аккурат в день начала Фульдского прорыва, да так и не выпустил до самого Парижа, когда и мы, и натовцы тактикулями бросались уже как мелочью на размен.
- Ого! - не удержалась от возгласа Ки. Впервые анонимный Бля выдал что-то про себя, причем, если не соврал, сведения были существенные, серьезные. Хотя с другой стороны - наверняка соврал. Прожженный нелегал, уже который год исхитрявшийся лавировать в опасном лабиринте подпольных новостей, не мог просто так взять и выдать ниточку по которой его личность вычислялась пусть и не на раз, но вполне легко. В конце концов, не так уж много военных корреспондентов СССР заставших Мировую, протянули до наших дней.
- На хорошей войне, детишки в коротких штанишках, народ мочат по беспределу. Потому что когда на стол легли большие ставки, а в ход пошли большие пушки, всем плевать на Ивана, Яна, Джона и прочих Тао с Занзибарами. И если вчера самый ценный актив одного синдиката поймал торпеду в бочину и добивашки с автосамолетов, то кто поручится, что завтра штаб-квартира другого синдиката не расцветет красивым фейерверком тактического мирного атома? Правильно, никто, потому что, вашу мать, рано или поздно так и случится, правил то уже нет, дебилы! Потому ждем и надеемся, когда мировой арбитраж, комиссия синдикатов и прочая дорогостоящая шваль... а что там, может даже ООН часом вспомнит, что она еще существует!? В общем, ждем, когда вся эта пидерсия как-нибудь притормозит ебздучий каток. Потому что если сейчас не чухнуться, продайте мне билет с этой планеты, я сваливаю! Хотя куда я нахер денусь, с вашими то грошовыми ключиками...
Бес выключил радиокоробку.
- Дослушаем позже, - негромко сказал он.
- Хорошо.
Снаружи вееры синих лучей скользили по машине, гудели присосавшиеся к полированным бокам датчики ультразвукового сканирования. Пользуясь истекающими секундами условного одиночества, Ки растягивала губы по методике ораторов и певцов. Мимика должна быть совершенно естественной и максимально богатой, ни капли зажатости.
Да, сначала «пластические лица» нашли спрос у корпоратов, затем стали дешевле, доступнее, убили актерское искусство, а в итоге преобразили дорогую проституцию. После того как эмоциональные водители обрели повсеместное распространение среди гейш, «чистые» не хромированные лица стали цениться куда выше. Клиенты, измученные нескончаемой (и весьма хорошо оплачиваемой) потогонкой корпоративного (и сугубо добровольного) рабства, хотели немного искренности, настоящего душевного тепла. И пусть все участники сделки отлично понимали цену этого тепла, все равно легче поверить в сказку, в добрую фантазию, когда рядом просто улыбающаяся девушка без винировых аугментаций, способных эмулировать любые чувства.
- Глупо... - пробормотал Бес, глядя как заканчивают работу сканеры. - Очень глупо.
Ему не нужно было развивать идею, Кристина и так знала, что имеет в виду телохран. Бес как-то обмолвился, что положиться на дорогие чудеса ультратехнологий и автоматику - вернейший способ проиграть. Автомобиль никогда, ни при каких обстоятельствах не должен попадать непосредственно в жилое помещение. И прозвучало это как-то... весомо. С мрачным опытом человека, знающего суть вопроса.
- Скажи, ты бисенен? - спросила вдруг Ки, просто так, не ожидая ответа, чтобы как-то занять последние мгновения.
Но Бес неожиданно ответил:
- Нет. Бисененов не существует.
- А я все-таки думаю, что да, - хмыкнула Ки. - Ты бисенен в отставке. Ведь лоли то всамделишные.
- Лоли существуют. А бисенены миф. Чистая биология, они себя не купают.
Кицунэ крепко задумалась. Сработала блокировка крепления автоматического дробовика под приборной доской, а также бардачка, в который Бес убрал пистолет. Теперь оружие было заперто - на случай если водитель или «японка» хотят воспользоваться им для покушения на хозяина апартаментов. Щелкнул замок на широкой двери пассажирского салона. Специальная комплектация, не просто автомобильная дверь, а сдвижная панель, позволяющая «японке» с максимальным эффектом выпорхнуть яркой, безупречной бабочкой прямо навстречу очарованному... нет, не клиенту. Хорошему другу, лучшему человеку на свете.
Во всяком случае, на ближайшие пять часов, отсутствие возражений принимается как принятие оферты и продление разового контракта вплоть до астрономического рассвета.
Гейши часто сравнивали рабочие эмоции с маской - ты надеваешь ее, управляешь ей, затем снимаешь. Просто работа. Но Кристина-Кицунэ масок не носила, в этом было ее преимущество. Она не притворялась, она совершенно искренне ценила того, кто платил за ее общество. Радовалась его успехам, сопереживала его неудачам. Она была искренна и потому ценима.
Искренность - очень дорогой товар в мире, где можно купить все, даже протез чувств, более эффектный и убедительный чем оригинал
- Удачи, - тихо сказал Бес, глядя в зеркало заднего обзора.
Выдал, пока закроется дверь. Откинулся на спинку анатомически выверенного кресла и добавил, уже беззвучно, легким движением губ, которое не могла считать никакая электроника:
- Болтливый идиот...

Tags: Город тьмы и дождя, Синдикат, киберпанк
Subscribe

  • боевые лоли

    Прямо как с натуры моего киберпанка рисовали :-)

  • "Ок, бумер"

    Долго думал, что же мне напоминает ответ на МанифестЪ Богомолова. Сейчас, наконец, вспомнил. " Эллочка также почувствовала всю важность минуты. Она…

  • ну что... минус 25 килограммов за год

    Никакого сахара и хлеба, Репа и творожки, спорт. Хорошо возвращаться в пристойную форму :-)) Так, глядишь, ближе к осени пойду на какое-нибудь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • боевые лоли

    Прямо как с натуры моего киберпанка рисовали :-)

  • "Ок, бумер"

    Долго думал, что же мне напоминает ответ на МанифестЪ Богомолова. Сейчас, наконец, вспомнил. " Эллочка также почувствовала всю важность минуты. Она…

  • ну что... минус 25 килограммов за год

    Никакого сахара и хлеба, Репа и творожки, спорт. Хорошо возвращаться в пристойную форму :-)) Так, глядишь, ближе к осени пойду на какое-нибудь…