Игорь Николаев (red_atomic_tank) wrote,
Игорь Николаев
red_atomic_tank

Category:

апокалипсис по-хипсторски

Стало мне интересно, что же это за "Вонгозеро" по которому сериал о гриппо-апокалипсисе сняли. Ведь как известно, по-настоящему хорошо про апокалипсис можем рассказать только мы с Мишей, а мы про пандемию еще не написали.
Пошел читать ознакомительный фрагмент и ...

Но тут надо сделать отступление.
Есть много масс-медийных фетишей разной степени глупости, чтобы красиво и эффектно. Например, выпасть из окна следует непременно на крышу автомобиля. Когда на кого-то направляется пистоль, это практически всегда сопровождается металлическим звуком, похожим на перегивание затвора. Горе должно сопровождаться ужасным воплем NOOOOOO в небо, а прежде чем внезапно отоварить злодея, надо сказать ему что-нибудь эффектное.
Это нормально и привычно. Однако есть одна специфическая фишка, которую я много лет считаю не только одним из самых глупых, но и вредных фетишей. Точнее, считаю с 1995 года, после вот этой сцены из "Эпидемии" с Д.Хоффманом.



Итак, начало книги бодрое - грипп, Москау в карантине и на военном положении, метро закрыто, до полумиллиона больных и так далее. Все по-взрослому, хотя карантинные мероприятия и прочий комендантский час по стране не объявляются, и это странно, учитывая, что грохнуло сразу столицу (причем грипп расползается и по стране, и по миру в целом).
И ... на первых же страницах персонажи едут в карантинную Москау (до полумиллиона больных, остановленное метро, талоны и проч.), вывозить оттуда старушку-маму. Не остаться с ней. Не завести ей потихоньку лекарств и прочих расходников. Нет - увезти из эпицентра страшнейшей эпидемии.

- Послушай. - Я сказала «послушай», хотя я никому никогда не «тыкаю», это важно для меня - «вы» устанавливает дистанцию, вот я, взрослая, образованная, благополучная, а вот этот мальчик с темными оспинками на щеках в тех местах, которые не скрывает белая маска, но сейчас я знаю точно, что должна говорить именно так: - Послушай, - говорю я, - понимаешь, там моя мама, мама у меня там, она совсем одна, она здорова, у тебя есть мама, ты ее любишь, ну пусти нас, пожалуйста, никто не заметит, ну хочешь, я одна проеду, а он меня тут подождет, у меня ребенок дома, я точно вернусь, обещаю тебе, я поеду одна и вернусь через час, пусти меня.

И тут у мну начало адово бомбардировать, потому что вот эти вот хипсторские игрушки я провожу примерно по одной категории с антипрививочничеством. И бомбит до сих пор, а теперь пусть бомбит у вас.
Читаем дальше... Москва уже фактически умирает, кордоны разбегаются и открыто мародерствуют

Не поднимая головы, ровным будничным голосом она говорила о том, как умирал город, лежащий в нескольких десятках километров отсюда; как сразу же после объявления карантина началась паника и люди дрались в магазинах и аптеках; как ввели войска и на каждой улице — в начале и в конце — стояли армейские грузовики, с которых военные в масках и с автоматами раздавали по карточкам продукты и лекарства; как соседке, которая иногда соглашалась посидеть с Антошкой, на обратном пути от пункта раздачи продовольствия сломали пальцы на обеих руках, вырывая у нее сумку, и после этого ходили только группами по восемь-десять человек; как перестали ходить автобусы и трамваи и на улицах остались только машины «Скорой помощи», и как их заменили потом те же самые военные грузовики, только с криво приклеенными, а после уже просто нарисованными краской крестами на брезентовых тентах — за заболевшими больше никто не приезжал на дом, родственники под руки выводили их из дома и сами вели к санитарным машинам, приезжавшим вначале два раза в день — утром и вечером, а затем уже только раз в сутки; как санитарные машины перестали наконец приезжать совсем, и на подъездах появились объявления «Ближайший пункт экстренной помощи находится по адресу ______», и люди сами, на санках везли туда своих заболевших, а иногда и мертвых. Она рассказала, что, когда заболел Ваня, сын ее сестры — «помнишь Лизу, Сережа?», Лиза сама отвела его к санитарной машине, а после искала его по всем ближайшим больницам, и ей везде говорили — его нет в списках, тогда еще работали телефоны; а потом Лиза пришла пешком, поздно вечером, и звонила в дверь, и в глазок было видно, что она больна — лицо у нее было мокрое, и еще она кашляла — страшно, захлебываясь, «я ей не открыла, мы сразу же заразились бы, и тогда Лиза села под дверью и долго сидела, не двигаясь, и потом ее, кажется, вырвало прямо на лестнице, а когда я подошла к двери в следующий раз, ее уже не было»; как после этого она поняла, что из дома больше выходить нельзя — по телевизору продолжали говорить, что ситуация под контролем, что пик эпидемии постепенно сходит на нет...

Картина апокалиптичная, это даже не блокадный Ленинград, это разруха по ходу и после Гражданской (см. Кларенса и Санэпидотряд).
И ... приняв решение наконец валить в тайгу, персонажи в один день покупают - за денеги! - "почти все, и продукты, и лекарства", даже топливо (правда отстояв в очереди на заправке).
Все, дальше я начал читать это как комедию.
Но ... как комедия это и не читается, потому что писано вполне хорошо. Люди, рефлексия, хроники умирающего мира, маленький коллектив, где все со всеми на ножах из-за старых счетов и конфликтов. Справные сельские мужички, которые сразу вернулись в нормальное состояние деревенского, который за себя против всех, кто за околицей. Срывы и простой человеческий страх (из-за отсутствия которых "Марсианин" - лубок, хотя и хороший, весьма качественный).
Если бы не этот хипсторский апокалипсис, я бы сказал, что книга очень хорошая (во всяком случае тот фрагмент, что я просмотрел). Но в общем если экранизируют хотя бы вот на прописанном уровне, будет очень неплохой сериал.

Дальше у меня начал уже было писаться текст про ущербность коньцепта "Дивизиона Клэнси", но я заткнул фонтан притушил поток красноречия в принудительном порядке.

N.B.
Пожалуй, вот так сходу я припоминаю только "Заражение" с Морфеусом, где показан более-менее адекватный механизм борьбы с пандемией и последствия. Ну и писали, что старая экранизация "Андромеды" Крайтона камерна, но хороша. Надо будет посмотреть.
Subscribe

  • "Дюна"

    Я не должен бояться Вильнева. Страх убивает разум. Страх это малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я куплю билет и во тьме кинотеатра…

  • Записался в Великий Джихад...

    ... т.е. купил билет на " Дюну". Гореть - так с комфортом, в удобном кресле. Сеанс завтра и утренний, так что о впечатлениях сразу подробно напишу.

  • не только лишь каждый вспомнит... :-))

    Все-таки французская школа рисования - мрачная хтонь. Но Мебиус был крут.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 106 comments

  • "Дюна"

    Я не должен бояться Вильнева. Страх убивает разум. Страх это малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я куплю билет и во тьме кинотеатра…

  • Записался в Великий Джихад...

    ... т.е. купил билет на " Дюну". Гореть - так с комфортом, в удобном кресле. Сеанс завтра и утренний, так что о впечатлениях сразу подробно напишу.

  • не только лишь каждый вспомнит... :-))

    Все-таки французская школа рисования - мрачная хтонь. Но Мебиус был крут.